12 февраля 2016 в Институте русского языка им. В. В. Виноградова презентация книги И.Л.Багратион-Мухранели

12 февраля в Институте русского языка им. В. В. Виноградова  (ИРЯ РАН)

на Волхонке в  Малом зале прошла презентация книги-монографии Ирины Леонидовны Багратион-Мухранели «Другая жизнь и берег дальный», в которой повествуется о том, чем были Кавказ и Грузия для литературы России XIX века. После присоединения Грузии в 1801 году Кавказ становится «новым Парнасом» русской поэзии. Символическое значение Кавказа, библейское, соседствует с имперским. «Память места» хранит следы самых разных событий, как позитивных, так и трагических, свидетельствует о единстве русского и грузинского православия и искренней любви и дружбе русских и грузинских писателей. С Кавказом связано множество мотивов и сюжетов в произведениях русских писателей. Встреча с новой для России культурой дала повод для развития в русской литературе тем свободы, плена, столкновения цивилизаций, войны, просвещения, миротворчества, миссии православия и т.п. Книга Ирины Леонидовны посвящена анализу этих процессов.

Из Грузии собравшиеся смогли «переместиться» в Крым, благодаря знакомству с книгой Ирины Репиной «Крымская весна» (Стихи. — М.: 2015, — 40 с.).  И. Репина - автор нескольких книг стихов, прозы, литературоведческих статей, при этом - доктор физико-математических наук, участник четырёх антарктических и более чем десяти арктических экспедиций. «Итак, Крым, Таврида, Скифия, Готия… Крошечный полуостров, похожий на карте на спрута, будто стремящийся убежать в просторы Черного моря, И пожалуй, нет ни одной великой цивилизации, которая не оставила бы здесь

свои следы. Нет ни одного ландшафта (кроме разве что

ледников), который здесь нельзя найти. И в любых местах

планеты, где мне приходится бывать — я ищу частичку Крыма. И, как правило, нахожу. Эта книга — очередное мое признание в любви к этой земле. В ней собраны стихи о Крыме, которые я писала последние четверть века во время своих

крымских странствий. И дело не в истории и географии.

Просто, где бы я ни была, всегда есть одна память и тоска:

обо всех крымских дорогах, которые уже пройдены и которые предстоит пройти… Даниилу Андрееву принадлежит красивая идея, что литературные герои живут в посмертии рядом с их создателями. Значит, где-то там существуют и сотканные из стихов и прозы литературные образы географических названий. И в том мире провинциальная Феодосия не менее заметна и значима, чем какая-нибудь европейская

столица, а крохотный крымский полуостров в маленьком

Черном море отражается материком в безбрежном океане».

 

ХЕРСОНЕС

 

Вино — то виноградный сок

В сосуде из поблекшей глины.

Века уходят сквозь песок,

Нам оставляя лишь руины.

 

Ну а сосуд? Разбит давно.

И черепки смешались с пылью.

Ну а вино? А что вино?

То боль была. А стала — былью.

 

Рой чахлых трав спешит забить

Остатки улиц и прогалин.

Как смеем мы еще любить

Среди осколков и развалин?

 

И горстка найденных монет

Реальных благ не обещает.

А море — как и сотни лет —

Всё покрывает и прощает.

 

Всего-то — страшно и грешно.

И колокола гулки стоны.

И незаконное вино.

А, пусть к Харону все законы!

 

В закатном мареве исчез,

Растаял остов колокольни.

И тихо древний Херсонес

Качает нас в своих ладонях.

На этой же встрече собравшимся был представлен № 1 (62), 2016  литгазеты «МОЛ». Но в абсолютно новом антикризисном формате: 5 на 10 см. Идея показалась заманчивой, так что тут же было принято предложение об учреждении Клуба миниМОЛистов, в который незамедлительно вступило 10 любителей литературы.

2016-02-13