2 июля 2015г. – презентация нового номера «Журнала Поэтов» в Чеховском салоне «Классики ХХI века»

 

Я ПОКА ЕЩЁ ЗДЕСЬ, НА ЗЕМЛЕ,

НО УЖЕ И НЕМНОГО — НА НЕБЕ…

 

2 июля в Чеховском салоне «Классики ХХI века» состоялась презентация нового номера «Журнала Поэтов», вышедшего под девизом «В палитре памяти», а также двухтомной антологии, составленной по лучшим публикациям этого издания за 2009–2011 годы.

Помните, как предлагал герой фильма «Москва слезам не верит»: «Есть предложение дружить домами…». Мы дружим. Многие члены Союза литераторов печатаются на страницах «Журнала ПОЭтов» и опубликованы в антологии. В свою очередь, основатели группы ДООС и создатели «Журнала ПОэтов» — Нобелевский номинант, лауреат престижной международной премии «Манхэ» Константин Кедров и поэтесса Елена Кацюба, являются постоянными авторами альманаха «Словесность».

В этот прекрасный летний вечер уютный зал любимой москвичами «Чеховки» был переполнен. Не все поехали к своим садам-огородам! В начале встречи на экране демонстрировалось выступление прозаика с мировым именем, члена Союза литераторов Юрия Мамлеева. В свежем номере «Журнала Поэтов» он представлен… стихами:

 

«Кто бы съел меня! Нежною тихою дымкой,

Оставляя в пространстве кровавый бессмысленный след,

Я уйду недотрогой, простой невидимкой,

К тем, кто душу мою принимает за свет».

 

Константин Кедров рассказал эпизод почти мистический: «Однажды раздался телефонный звонок, и я узнал голос Андрея Вознесенского: "Звоню тебе из Индии из-под Дерева Будды"! Я очень удивился, поскольку тогда, в середине 90-х, мобильников почти не у кого ещё не было. Андрей продолжал: “Записывай, я тоже получил просветление:

Настанет Лада Сredova –

Constanta Cedrova”».

 

Запомнился остроумный спич Евгения Степанова, выступления поэтов Елены Кацюбы, Маргариты Аль, Вилли Мельникова, Александра Карпенко, Народного артиста России Андрея Житинкина, отметившего: «Культура издания и текстов, которые мы сегодня услышали, грандиозны и достойны широкого освещения». Завершилось действо зажигательным танцем поэтов — живым и естественным продолжением звучавшего слова.

 

Презентация номера журнала, мистические, и не только, воспоминания участников встречи, особенно членов ДООСа, то есть Добровольного Общества Охраны Стрекоз, не прошли без поэтических последствий для присутствовавшей при сём Натальи Рожковой, в чём вы и можете убедиться:

МЕГАНЕВРА, ПОЛЁТ В 2.45

               Меганевра — гигантская стрекоза, жившая в каменноугольном периоде.

(Размах  крыльев — 65 см).

 

Мягкий бархат небес

На востоке истёрся слегка,

Где-то изредка всхлипнет в ночи

Одинокая птица,

Разрезая на равные части,

Как ткань, облака,

Меганевра степенно летит

Над притихшей столицей.

На балконе от ветра трепещет,

Как знамя, бельё,

Опустевшая мёртвая площадь

Подобна пустыне.

Слышишь, крылья шуршат,

И квадратик сетчатки её

Отражает тебя и меня —

В настоящем, прошедшем и ныне.

Это странная весть,

Или —душный, пророческий сон…

И не скажет, пожалуй, никто,

Что здесь — быль или небыль.

Два часа сорок пять. И опять выхожу на балкон.

Я пока ещё здесь, на Земле,

Но уже и немного — на Небе.

 

Из некоторых публикаций членов Союза литераторов на страницах Журнала Поэтов

 

 Константин Кедров, 2015

Паганель

 

Как много рыбок

в садке томится

В сачке вселенском

трепещут звёзды

И мы трепещем

всеми крылами

Меня поймали –

Тебя поймали

Пора к вселенскому Паганелю

В его коллекцию на распятье

О Паганель мой

Святой Набоков

Поймал в сачок свой

Свою Лолиту

А я Лолиточек

выпускаю

Но без меня они

не летают

 

 

Елена Кацюба

ДООС – libellula

 

Вишнёвый сад

 

На стёклышках пенсне мороз рисует пальмы

сквозь ледяной витраж писатель видит сад

метель смела сюжет, заледенели пальцы

а за окном летит вишнёвый снегопад

порхают лепестки снежин пятиконечных

над кутерьмой детей на санках и коньках

на тусклой глади льда еще не видно трещин

но чистого листа пугается рука

идет писатель вдоль картонных декораций

а в ледяном пенсне мерцает прежний сад

там листья шелестят, и вишни там роятся

но падают, застыв, и под нагой хрустят

накрыт бильярдный стол в саду недавней вьюгой

катает лунный луч хрустальные шары

писатель видит сон

кошмарный –

всей округой

заточенные в ночь шагают топоры

не верьте топорам, они лишь спецэффекты

тупой развязный звук, нарезанный на диск

деревья не молчат, живут в деревьях жесты

в них крики тишины, в них искренности риск

писатель слышит сад,

деревья шепчут что-то–

слова, что через год он повторит как врач

но занавес взлетит, затихнет гул и шепот

и вишни зацветут..! …и мы вернемся в рай

 

 

Татьяна Виноградова

 

Бывший Хитров рынок

 

Здесь гулял загадочный

дядюшка Гиляй.

Было криминально здесь

сотню лет назад.

А теперь все замерло,

патиной покрылось.

Бывшие ночлежки –

мой Вишневый Сад.

В пику Буревестнику –

всплытие со дна.

Ныне нам Хитровка

для души дана.

Дворики заросшие,

новых русских нет.

Выщерблены стены

и в подвалах – свет.

Как любить мне боязно

эти уголки!

Старая, болезная

здесь живет Москва.

Только бы не тронули,

не отреставрировали,

только бы хватило

годика на два!

...Тополя с сережками

ветки уронили.

Вытоптана серая,

чахлая земля.

Запах штукатурки,

сырости и гнили.

– Господи помилуй,

Родина моя!

 

Евгений Степанов

друг ДООСа

 

Жизнь

распорядилась

иначе

 

я был бы хорошим французом

покупал бы на винодельческих фермах

недорогое вино

тратил бы время на работу и женщин

иронизировал бы над бельгийцами

(американцами)

я думал бы о сегодняшнем дне

я был бы хорошим немцем

выращивал бы на даче яблони и туи

подстригал бы газон

ругался бы на русского президента за то что он

поднимает цену на газ

я думал бы о сегодняшнем дне

я был бы хорошим американцем

улыбался бы как

(не буду уточнять – кто)

говорил бы по поводу и без повода fi ne

легче бы относился к жизни

я думал бы о сегодняшнем дне

я был бы хорошим израильтянином

зарабатывал бы деньги

покупал бы золото своей Хаечке

воспитывал бы детей

я думал бы о сегодняшнем дне

однако жизнь распорядилась иначе

я родился и живу в России

в моей любимой России

в которой ничегошеньки не понимаю

и в которую разумеется верю

 

Дмитрий Цесельчук

Перстень короля

 

Где перстень золотой колеблет океан

В него свое бросая отраженье

Сегодня полный штиль и я пожалуй пьян

Дотренькался до головокруженья

                                        

Останься милый сон со мной Еще побудь

Я так скучаю без хотя бы моря

Колокола медуз толкают нежно в грудь

Подумаешь еще какое горе

 

Тут заскрипит диван и кошка заскребет

Сударыня входите дверь открыта

Там чайка по воде голодным клювом бьет

И моря перламутрово корыто

 

А перстень короля из Сельмы Лагерлеф

Как бишь его по-моему Артура

Играет на воде Сегодня чудный клев

И чайка с рыбой взмыть не может в небо дура

 

Великолепный куш красавица кефаль

Не перстень золотой вокруг бликует стадо

И чайки гонят их как полонянок в даль

Увидеть это все пожалуй вся награда

 

Где перстень золотой колебля океан

В него свое бросает отраженье

Сегодня полный штиль и я от счастья пьян

Дотренькался до головокруженья

 

1

 

2015-07-04