Семнадцатого мая, в семнадцать ноль-ноль, около подъезда № 17, в художественной студии «Старая школа» состоялся творческий вечер… 

НАМ ВСЕМ ВЕСНОЙ – СЕМНАДЦАТЬ

 

Два года назад Союз литераторов отмечал столетие председателя секции поэзии Натальи Рожковой (см. альманах «Словесность» и газету «Литературные известия» за 2013-й). А сейчас ей — снова 17. Семнадцатого мая, в семнадцать ноль-ноль, около подъезда № 17, в художественной студии «Старая школа» состоялся творческий вечер…  Вовсе не Натальи Рожковой, хотя и немало получила поздравлений. Она была только ведущей, а главным героем стал Валерий Дудаков, поскольку состоялась презентация целых трёх его новых поэтических книг: «Зрелая жатва», «Неожиданное признание», «От Амстердама до Стамбула: осенние вариации». Валерий Александрович — художник, искусствовед, коллекционер, за его плечами — богатая удивительными событиями жизнь, и действительно стихи, которые он прочитал, подобны зрелой жатве. Однако поэзия — это чудо, несущее неожиданное признание.

Второй человек-легенда, выступивший на вечере — выпустивший недавно книгу «Пустынный ангел» лирик Михаил Николаев. Своими стихами и рассказами поделились Иван Розанов, Людмила Серова, Ирина Тишина, Елена Гомонова, Роман Чора, Владимир Делба, Жанна Журавлёва, Виктор Коллегорский, Георгий Бойко, Татьяна Аксёнова-Бернар, Вера Авдеева другие. Слишком эмоциональные комментарии прерывались звоном колокольчика, которым снабдил ведущую наш гостеприимный хозяин, художник и поэт Борис Илюхин, а также укоризненным взглядом добрейшего пса Кая, обитателя студии «Старая школа».

В советское время комиссия по работе с молодыми авторами, действовавшая при Союзе писателей СССР, официально рассматривала произведения лиц в возрасте до 35 лет (выходит, Пушкин бы всего два года как перестал быть молодым поэтом?). Именно Союз литераторов открыл немало талантливой молодёжи от 18 до 26. В этот майский день двух ярких и талантливых, «красивых, двадцатидвухлетних» представил наш давний автор Николай Калиниченко. Они покорили всех своим творчеством, а также манерой чтения — экспрессивный Стив Бургундец (Иван Козин) и сдержанный Пётр Кифа (Пётр Хазановский) очень дополняли друг друга. Предлагаем ознакомиться с их произведениями:

 

Пётр Кифа

 

ИЖ-КОМБИ

Мой старый ИЖ неизлечимо болен.

Он снят бесповоротно с производства.

Скрипит ручник, иконостас намолен,

И книга в бардачке по пчеловодству.

Мутнеет мир в подъехавшей слезе,

И люди в нём шатаются, как зомби.

А я ОСАГО продлеваю Комби,

Как будто жизнь продляю сам себе.

 

Стив Бургундец

 

ВЫХОД ИЗ СЕБЯ

Выходить из себя.

Как из дома резного –

в дивный сад,

полный грёз и цветов.

пусть тебя восхвалят

вывихи показного

Но внутри ты весь сам

из стихов.

Выходить из себя.

Чтоб вернуться обратно.

Полня слухи,

к себе вернуться.

как на кухню –

с крыльца парадного.

И загадочно улыбнуться.

 

И напоследок, вернёмся к стихотворению Михаила Николаева, передавшему настроение этого замечательного вечера:

 

* * *

Я пил с собой на брудершафт.

Напротив зеркало смеркалось.

Светилась слабая душа

Бессонным светом, вполнакала.

Вечерний ритуал огней

В ночной безвестности терялся,

И танец призрачных теней,

Знакомый с детства, повторялся.

Сходила свыше тишина,

Как Божий дар неповторимый,

И бездна в проруби окна

Звучала медленно и зримо.

Была Вселенной глубина

Утехой звёзд иезуитства,

И я угадывал финал

Не из пустого любопытства.

Вели безвестные следы

Сквозь сумрак Вечного покоя.

В водовороте Чёрных Дыр,

Ютится, странное такое,

Моё земное существо,

В котором бедствует счастливо

Внезапной мысли колдовство

На гребне редкого порыва…

В какие дебри забрела

Душа от тихого причала!

Какая музыка была!..

Да никогда и не кончалась.

2015-06-08