«ВСПОМНЮ ДЕТСТВО, ВОЙНОЮ ПРОЖЖЁННОЕ…»

Когда читаешь мемуары наших военачальников — прославленных генералов и маршалов, думаешь: жаль, что мало кто из них дожил до перестройки и отмены цензуры. Из командующих фронтами это не удалось НИКОМУ. Обилие воспоминаний полководцев приходится на 1960-1970-е годы. Затем начали выходить книги офицерского состава. Начало 2000-х ознаменовано солдатскими мемуарами. И в наши дни осталась последняя часть людей, переживших Великую Войну. Это —дети. В «нежном» возрасте переживания особенно остры, и порой могут оставить даже более сильные отметины в памяти, чем у взрослых…

24 апреля в Георгиевском зале Российского Общественно-политического центра (РОПЦ) ведущие председатель секции поэзии Союза литераторов Наталья Рожкова и руководитель исследований РОПЦ Фёдор Шелов-Коведяев открыли вечер, главными героинями которого были Людмила Серова и Лилия Волохонская. Звучали стихи и воспоминания.

Книга Л. Серовой «Отцовский пиджак» вышедшая в серии «Визитная карточка литератора» к 70-летию Победы, посвящена памяти родителей. Отец Людмилы Дмитриевны погиб на фронте, мама вынесла все тяготы военного времени, воспитала детей и сохранила семейный очаг. Ей было суждено прожить всего 47 лет. Вот два стихотворения из этой книги:

 

***

Незаменимый отцовский пиджак.

В нём, засучив рукава,

Сено грузила мать на чердак,

Ловко пилила дрова.

И вечерами, когда сквозняком

Стужа влетала в окно,

Не расставалась она с пиджаком,

Гладя рукою сукно…

Дом озарил отутюженный флаг,

Грянул салют в вышину.

Мама надела отцовский пиджак

И отвернулась к окну.

 

***

Вспомню детство, войною прожжённое,

В сердце острая боль утрат.

Оттого и синь окоёмная

Мне дороже любых наград.

Оттого и с метелью, может быть,

Говорю языком подруг.

Оттого всей душой, всей кожею

Ощущаю чужой недуг.

 

Рассказывает Лилия Викторовна Волохонская: «Война расколола моё детство. Но всё-таки оно продолжалось. Немцы подступали к Москве. Помню вагон — полутёмный, холодный. Мы едем куда-то, и дорога наша такая же длинная, как это новое, странное, жутковатое слово “эвакуация”. Едем вчетвером: я, бабушка Зина, мама и мой шестимесячный братик Тоша. Папу, главного инженера фабрики "Гознак", оставили в Москве. А вот об этом я значительно позже узнала: выдали ему ампулу с цианистым калием на случай захвата Москвы фашистами. Потом я стала сочинять стихи про фрицев — очень кровожадные, вроде этих:

 

С победным кличем, бойцы, вперёд!

Бейте фашистскую свору!

Пощады не будет проклятому вору!

Мы закопаем его живьём,

Лоб его пулей стальною пробьём!

 

И в госпитале я свои стихи читала. Туда я часто ходила, картины смешные рисовала, письма писала за тех, у кого обе руки перевязаны, иногда и с ложечки кормила. Один раненый сказал: "Приходи к нам почаще, с тобой лежать веселее! А то заиграешься с подружками и про нас забудешь!"— "Нет, что вы, — ответила я. — Я вас никогда не забуду". Своё обещание сдержала. Никого не забыла. До сих пор».

Одухотворённые лица выступавших, удивительно красивых женщин вне возраста, их утончённая грация и природный аристократизм сразу бросались в глаза.

Кстати, об аристократах – нашим гостем на этот раз оказался французский кинорежиссёр Александр Долгорукий, потомок знатного русского рода. Он прибыл с супругой, поэтессой Мариной Долгорукой (Левиной), которая прочитала свои новые стихотворения. Недавно написанными произведениями поделились также Григорий Арлинский, Михаил Николаев, Евгений Артюхов, Александр Петрович-Сыров, Мария Панфилова и другие. Блистала афоризмами Тамара Клейман. Наталья Рожкова прочитала короткие рассказы о своём дедушке, командарме С.Г. Поплавском, объединённые в цикл «Маленькие эпизоды большой войны». Ну и конечно же, без знаменитых «фронтовых ста грамм» не обошлось!

 

2015-05-05